?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

История третья: Орден

- Мама, смотрите, как красиво! – восторженно произнес мальчик, завороженный видом, открывшимся из небольшого окна кареты. То был зеленеющий лес, высящийся по обе стороны дороги; солнечные лучи струились сквозь ветви, играя на жемчужинах капель после недавнего небольшого дождя; воздух вокруг был наполнен удивительными, свежими запахами - и семилетний мальчик отдал бы многое, чтобы вымолить у родителей ненадолго остановиться в этом сказочном уголке.
К сожалению, мать ребёнка восторга сына совершенно не разделяла, она лишь рассеяно согласилась с ним, оставшись равнодушной к его просьбе: сейчас ей было не до того. Взволновано глядя в лицо сидевшего напротив мужа, женщина средних лет, словно опасалась чего-то и со страхом ждала этого. Подобно ей и мужчина, красивый и статный дворянин, выглядел настороженным, какое-то тупое упрямство было написано на его лице. Им обоим сейчас было не до маленького сына, который, хотя и чувствовал напряженность атмосферы, все равно беспечно улыбался, по-детски радуясь чудесному дню.
Внезапно кучер резко натянул поводья. Карета задрожала и остановилась. Женщина вскрикнула. Мальчик удивленно выглянул в окно, заметив впереди группу всадников. Раздался выстрел. Заржали кони. Кто-то с силой дернул за ручку дверцы с противоположной стороны. Снова выстрел. Пуля, звякнув, пролетела насквозь, упав у ног ребёнка. Дверца распахнулась. Короткий вопрос:
- О`Рейли?
Дрожащий голос отца.
Выстрел.
Крик матери, рванувшиеся, напуганные кони.
Суматоха. Треск. Выстрел. Падение. Темнота.

На западе небосклона плясали огненные отсветы заката – великолепная игра алых лучей на тяжелых грозовых тучах. Ветер развивал полы черных плащей шестнадцати человек, окруживших перевернутую карету; рядом билась в судорогах лежащая на боку и тяжело хрипящая лошадь. Кто-то из людей вытащил пистолет – щелкнул курок, животное издало последний глухой хрип и навсегда замерло. Вторая, непострадавшая кобылица, тоскливо заржала, опустив голову и суматошно размахивая хвостом.
Тишина.
Люди, не произнеся ни слова, развернулись, готовые уйти. Один из них задержался, вытащив из кармана отрезок черной шелковой ленты с царским гербом в уголке, он привязал ее к ручке висевшей на одной петле дверцы.
Зачирикали птицы. Чей-то слабый, еле слышный стон послышался из глубины кареты. Человек развернулся, его примеру последовали все пятнадцать спутников. Спокойный он заглянул внутрь, держа наготове пистолет. Затем, усмехнувшись, он отложил его и одним быстрым и ловким движением забрался в карету, появившись через мгновенье с ребёнком на руках. Грудь мальчика судорожно вздымалась, он дрожал, прислонив голову к плечу, державшего его человека, по лбу стекала небольшая струйка крови.
Передав ребенка одному из спутников, человек выбрался из кареты, еще раз оглядевшись вокруг, он дал сигнал уезжать.

По дороге, ведущей к одиноко стоящему среди равнины мрачному замку, пронеслись пятнадцать человек, один из которых бережно прижимал к груди маленького, семилетнего мальчика. А в противоположную от них сторону, по направлению к столице, пришпоривая лошадь, проскакал всего один человек, чей черный плащ развивался сзади, подобно крыльям летучей мыши.

Comments

( 98 comments — Leave a comment )
Page 1 of 7
<<[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] >>
mailet
Jul. 11th, 2008 08:25 pm (UTC)
Ветер. Под его мягкой рукой волнуются травы бескрайней равнины, подобные огромному зеленому морю; его голос поет неведомую, не понятную никому песню. Ветер он свободен, не связан ни с кем и ни с чем никакими узами. Он столько видел, столько знает: радость и горе, смех и слезы - он звенел бубенцами при рождении человека и тоскливо пел при его смерти; он видел падение государств, гибель царей; он видел восхождение новых правителей, видел тиранов, видел и трусов, марионеток на троне; он видел сотни, тысячи, миллионы лиц за всю историю человечества; он знает слишком много… и никому никогда не поведает своих тайн.
Кристьян стоял посреди этого безбрежного моря, высокая-высокая трава доходила ему до пояса, щекотала руки, когда он шел, путаясь в стеблях и ведя на поводу лошадь. Бродяга-ветер, к которому был обращены мысли юноши, трепал его распущенные, спускающиеся нижи плеч светлые волосы. Сейчас Кристьян был счастлив, он мог остановится, раскинуть руки, почувствовать движение ветра кончиками пальцев, ощутить его дыхание на лице. Со всех сторон его окружала чистая, не тронутая природа, такая спокойная, такая мирная, что хотелось в благословлении всему живому вознести молитву небесам за этот чудесный день, за это туманное, ветреное утро, за эту жизнь, за всё.
- За все..
Юноша на мгновенье закрыл глаза, наслаждаясь и уносясь куда-то в своих мечтах.
Къерль нетерпеливо мотнула головой, словно бы призывая своего хозяина поторопиться. Крисьян вздохнул, ему надо было успеть вернутся в замок до того, как прозвучит колокол к завтраку. Зябко поежившись, юноша вскочил на спину верной лошади, быстро оказавшись на краю леса, где, спешившись и отпустив Къерль, зная, что она придет по первому зову, стал искать нужные травы под веселое чириканье птиц и стрекотание насекомых.

- А вот и он! – окликнул привратник юношу, когда тот спустя полтора часа возвращался в орденский замок, одиноко стоящий в нескольких километрах от столицы посреди зеленеющей равнины. – Надо же, не опоздал даже, – усмехнулся мужчина. То был человек средних лет, и по лицу его можно было сразу сказать, что он вовсе не принадлежит к числу благородных домов.
- Доброе утро, - несколько сухо произнес в ответ на это грубоватое приветствие Крисьян, не довольный тем, что его размышления были прерваны.
Юноше были семнадцать лет, десять из которых он провел в Ордене. О своей прежней жизни он не знал, ему лишь рассказывали, что однажды нашли его сильно пострадавшим и в полубессознательном состояние доставили в Орден, где он жил и служил, готовясь принять посвящение, с тех пор. Не знал Кристьян ничего и о своем происхождении, так же как не знал этого никто в Ордене; все десять лет он искренне относил себя к выходцам из простых крестьян, а причиной своего права подняться на высшие ступени в Ордене, как у благородных, считал заслугой случайных обстоятельств и хорошим расположением к нему главы Ордена, на чьих глазах он, мальчик-сиротка, вырос. Возможно именно все это и положило начало отчужденности, возникшей между Крисьяном и собратьями в Ордене. Волей не волей юный ученик отдалился от всех, общаясь, да и то не близко, лишь с некоторыми людьми. Было ли ему одиноко от этого? То загадка его сердца, так как для всех он всегда был одним и тем же: холодным, отстраненным, не принимающим участия в общем веселье человеком.
tinakviel
Jul. 11th, 2008 09:44 pm (UTC)
Вот чего больше всего Лайт не любил, так это лазаретов. Там стены и постельное белье противно-белое, врачи противно-лицемерные и противно пахнет антисептиками. Так что Лайт никак не мог нарадоваться в душе, что его наконец выпустили из того противно-белого-антисептического царства врачей. Он только вчера прибыл с очередной недельной миссии, при чем, прибыл в полном параде: уставший, злой, раненый и с лихорадкой. Долго ждать не пришлось, да и спрятаться не удалось: врачи как стервятники тут же накинулись на жертву и утащили в свое логово. После того, как Лайт их в десятый раз уверил, что он не ребенок и от царапин не помрет на их белых простынях, а лихорадка спала еще ночью, и в тридцатый раз пригрозил наглым лицемерным врачам самую мучительную смерть, если они его сегодня же не выпишут, эти самые "стервятники" подумали-подумали и все же решили, что их жизни дороже, чем одна жизнь злого, вредного и несговорчивого ассассина, так что еще пару часов мучений - и вот Лайт мирно топает по ступенькам наверх, в свою комнату. Переодеться, избавиться от преследующего его запаха лазарета - и можно спускаться в общий зал на завтрак.
Открываемая простая деревянная дверь глухо заскрипела в пустом и темном коридоре, выпуская наружу сумерки комнаты. Хоть на улице вовсю светило солнце, здесь царил мягкий полумрак и легкая осенняя прохлада. Часы мерно тикали, нарушая тишину.
Вздохнув с облегчением, Лайт с отвращением стянул с себя обычную белую рубашку, которая, казалось, была пропитана всеми запахами лекарств и антисептиков. На груди юноши красовалась широкая перевязка, скрывающая "заштопанные" раны. Порывшись в шкафу и пофыркав незнамо с чего, Лайт вытянул копию выброшенной рубашки, напялил на себя и, взлохматив волосы, поленившись их расчесать, потопал обратно вниз, на завтрак.
mailet
Jul. 11th, 2008 10:02 pm (UTC)
«Не надо было переодеваться» - ругал себя Крисьян, быстро сбегая по ступеням вниз, к столовой. Колокол уже прозвучал два раза, еще один – и двери закроют, а Кристьян непременно останется без завтрака. Неожиданно уже на последнем повороте лестницы юноша налетел на кого-то, поначалу он рассчитывал отделаться обычным «простите», как вдруг понял, что перед ним не кто иной, как один из старших ассасинов – Лайт, недавно, по слухам, вернувшийся с очередного задания.
«Черт! Только этого и не хватало» - расстроено подумал юноша, резко останавливаясь и поворачивая к Лайту лицом, тут же произнося официальные извинения и одновременно чувствуя себя самым неуклюжим существом во всей Бескрайней.
tinakviel
Jul. 11th, 2008 10:12 pm (UTC)
Внезапной "атаки" из-за угла Лайт никак не ожидал, так что, когда кто-то внезапно на него налетел, он едва удержался на ногах, вскинув рассерженный взгляд на нахала. Этого светловолосого он знал...припоминал, по крайней мере, правда его именем себя не утруждал. Своевольный и своенравный. Правда, извиниться как положено не забыл.
- Остолоп, - бросил ему Лайт, недовольно поморщившись и убрав руку с груди, куда машинально ее приложил в защитном жесте, дабы уберечь раны от новых повреждений.
mailet
Jul. 11th, 2008 10:20 pm (UTC)
Заставив себя подавить проснувшийся в груди гнев, Кристьян еще раз извинился и поспешил вниз. Не доходя немного до столовой он сбавил шаг и уже спокойно вошел внутрь, здороваясь с присутствующими. К тому времени, когда юноша занял свое место за одним из столов, в помещении появился Лайт, явно никуда особо не торопящийся, словно наперед знающий, что успеет.
tinakviel
Jul. 11th, 2008 10:38 pm (UTC)
Сев за свободный столик возле окна, Лайт истощал всем своим существом холод равнодушие, давая понять, что нежеланный сосед за завтраком ему совершенно не нужен. А за окном выпевали свои песни птицы, тихо шелестели в танце с ветром листочки деревьев, тучи, внезапно пришедшие с севера, затуманили небо, и лишь иногда кое-где пробивались яркие летние лучи солнца. Глядя на это все Лайт почувствовал неземную усталость и жуткую сонливость. Но когда отложил вилку и нож и отставил пустой бокал, закончив с завтраком, к нему подошел невзрачный на вид человек с неизменной папочкой в руках - секретарь из Главнокомандующего. Его краткое, сухое сообщение, что Командир ожидает его в своем кабинете, разбило вдребезги его ленивые мечты пойти поспать. Секретарь оставил его одного и пошел куда-то в глубь зала, а Лайту ничего более не оставалось, как с тяжелым разочарованным вздохом отодвинуть стул и направиться к выходу, а далее по лестнице, в маленький коридорчик и прямиком в кабинет Главного либо сдать еще толково не готовый отчет о прошедшем задании, либо получить новое. Либо получить по шее за какую-то погрешность. Впрочем, там разберемся.
mailet
Jul. 12th, 2008 04:06 am (UTC)
Кабинет Халиора, главы Ордена, находился в северном крыле замка. Это было небольшое помещение, лишенное той роскоши, который от него можно было бы ожидать. Обстановка была простой: никаких вычурностей, позолоты, шелковой обивки - и всего того, что так любили в тот век дворяне. Несколько удобных, глубоких кресел с красивой, но не бросающейся в глаза резьбой, массивный стол, вечно заваленный бумагами - отчетами, донисениями, приказыми. В углу располагался камин, приветливо дарящий тепло холодными, вьюжными, мглистыми зимними днями. Именно здесь чаще всего можно было застать Магистра Ордена, уже редко принимающего участие в операциях, перешедшего сугубо на эту проклятую, как он ее называл, бумажную работу.
Млачшие чины в Ордене - всегда опасались вызова в этот кабинет; старшие - знали, что это может повлечь за собой, и в первую очередь приказ о новом задании.
Кристьян, который спустя некоторое время, был так же вызван к Халиору, не спеша шел, гадая о причине вызова. Неужели посвящение? Но до дня восемнадцатилетия еще четыре месяца, а других возможных причин он не видел. Подойдя к двери, Кристьян замер прислушиваясь, до него донеслись обрывки фраз из кабинета.
- Да, поэтому я и выбрал именно тебя в его наставники, - слышался голос Халиора. - Надеюсь, Лайт, ты с этим справишься, так или иначе не слова о том, что я тебе рассказал, ему это еще рано знать.
Заслышав в конце коридора шаги и решив, что застаным за подслушиванием ему совсем быть не хочется, юноша постучал, прося разрешения войти.
mailet
Jul. 12th, 2008 04:27 am (UTC)
Офф Халиор рассказал Лайту на его вопрос, почему безродный мальчишка должен проходить обучение в ассассины, куда, за очень редким исключением, всегда входили только лица дворянской крови, о том, что Кристьян О`Рейли и его настоящую историю. Лайту сообщать об этом Кристьяну в будущем пока что крайне не рекомендуется. Офф
tinakviel
Jul. 12th, 2008 05:33 pm (UTC)
Оба, Лайт и Халиор, притихли, заслышав стук в дверь. На этом их тайная беседа была окончена, ибо предмет беседы, то бишь Кристьян, после разрешения войти, предстал пред их светлы очи. Лайт, нисколечко не стесняйся смутить юношу, который сегодня имел честь в него врезаться, оценивающе разглядывал его с ног до головы. Перспектива провести кучу времени с этим парнем вызывала у Лайта желание пойти и застрелиться. Его вообще многие бесили, поэтому он предпочитал выполнять все задания сам, без партнеров. Тяжело вздохнув и не найдя ничего интересного в этом юноше, Лайт повернулся обратно к Халиору, раздумывая, чем ж еон заслужил такое наказание.
mailet
Jul. 12th, 2008 06:15 pm (UTC)
Кристьян же поздоровался с обоими мужчинами, почтительно поклонившись Магистру, и смиренно замер, ожидая, пока Халиор сам к нему не обратится. Внешне юноша казался олицетворением выдержанности и спокойствия, между тем как мысли его неслись, беспорядочно сменяя одна другу. Его сильно обеспокоило присутствие в кабинете Лайта, так как это могло быть связано с утренним инцидентом, хотя, на взгляд Кристьяна, он и был мелким и незначительным, но кто знает этих асасинов.
Магистр, кажется, в свою очередь, совершенно некуда не спешил и, сидя за столом, искал что-то в бумагах. В ожидании Кристьян, опасающийся встречаться взглядом с Лайтом, поймал свое собственное отражение в зеркале: на него смотрел парень среднего роста, симпатичный, одетый сейчас в простые черные штаны и белую рубашку с длинными рукавами, и чьи светлые волосы были подвязаны сзади черной ленточкой. Криво улыбнувшись самому себе, юноша отвернулся от зеркала, не найдя там для себя ничего интересного. В этот момент Халиор наконец вспомнил о его существовании, а скорее просто нашел нужную бумагу.
- Вот это отнесешь к Юлиану, - Магистр вручил Кристьяну бумагу, которую ту покорно принял, недоумевая, что Халиор мог вызвать его из-за такой мелочи. - Ну что ж, а теперь к делу. Кристьян, полагаю, с сэром Лайтом ты знаком?
Кристьян вздрогнул.
- Да, сэр, но…
- В таком случае, я рад сообщить тебе, что с этого дня он становится твоим наставником.
- Сэр,.. – молвил юноша, не ожидавший этого и не смевший мечтать не о чем подобном. – Это честь для меня…- он замолчал, одновременно бросая взгляд на Лайта, который, судя по всему, был вовсе не в восторге.
- Я думаю, вы найдете общий язык, - улыбнулся Халиор. – А теперь меня ждут дела. Так что до свидания, господа. Лайт, надеюсь,вы хорошо запомнили, все, что я вам сегодня сказал.
tinakviel
Jul. 12th, 2008 06:46 pm (UTC)
Лайт молча поклонился Магистру, в душе желая ему быть погребенными под его бумагами, а себе - мыло и веревку. Кристьяну (оказывается, так звали этого мальчика) юноша еще не выбрал чего бы пожелать, ведь есть столько способов прибить человека самым мучительным образом!
Выйдя из кабинета, Лайт пробежался тонкими пальцами по иссиня- черным волосам, густым и шелковистым, длиной до плеч и вечно лезущим в глаза, раздумывая, за что же взяться: за горло Кристьяна или за его обучение? Вздохнув и потоптавшись на месте, Лайт решил, что сперва надо хорошо выспаться и восстановить свое душевное равновесия, а потом уже будет сначала браться за второе, а, если не поможет, то дело решит первым вариантом.
mailet
Jul. 12th, 2008 06:55 pm (UTC)
- Простите, сэр, - угадав намеренье Лайта, начал Кристьян, - я вижу, что вы устали, но, так как с этого дня я нахожусь у вас в подчинении, мне бы хотелось знать, что… что мне делать?
Почему юноша чувствовал себя дураком?
tinakviel
Jul. 12th, 2008 07:04 pm (UTC)
"Исчезнуть с моих глаз, пока я нормально не высплюсь." - тут же всплыл ответ из глубин сознания, и Лайт едва сдержался, чтобы его не озвучить. Проглотив необдуманные слова, черноволосый спокойно ответил:
- Сначала выполни задание Магистра, а потом уже решим. Твое обучение начнется завтра, так что у тебя вполне достаточно времени к нему подготовиться. Физически и...морально. В твоих же интересах быть послушным. - У Лайта возникло ощущение, что он собирается дрессировать собаку. Бррр, он никогда не любил собак, особенно боевых.
mailet
Jul. 12th, 2008 07:20 pm (UTC)
-Слушаюсь, сэр, - голос Криса совершенно не выражал чувств, казалось, ему даже безразлично происходящее. Но стоило только Лайту скрыться за поворотом коридора, как юноша тяжело прислонился к стене, все маски мгновенно упали с его лица, на котором отразилась вся гамма чувств: восторг от неожиданно оказанной ему чести стать асасином, сомнение по поводу этого, противоречивое отношение к Лайту и уважение к нему, и...Кристьян закрыл рукой глаза, как бы терпя боль, после чего распрямил плечи, собираясь с мыслями и сосредотачиваясь на данном ему поручение. И вообще, кажется, у него сегодня последний свободный день.

«Если я его разбужу – он меня убьет, - мрачно думал юноша полчаса спустя, стоя у двери комнаты Лайта, - не разбужу – убьет, но уже по другой причине»
Крис вздохнул и постучал, надеясь, что асасин его услышит и ему не придется вламываться в комнату.
tinakviel
Jul. 12th, 2008 07:41 pm (UTC)
Лайт прекрасно расслышал стук в дверь, хотя ему захотелось прикинуться глухим. Почему-то он словно кожей чувствовал и заранее знал кто будет стоять за дверью и с такой нерешительностью тихо в нее стучаться, словно боясь разбудить, но в тоже время, желая чтобы его услышали. Кристьяну повезло: Лайт не спал. Он только вышел из ванной, полуголый, в одних свободных черных штанах, вытирая полотенцем влажные темные волосы и разглядывая в зеркале свое изображение. В принципе, ничего примечательного, только вот ярко пестрили синяки на загорелой коже и красной полосой прочерчивал грудь глубокий порез, явно от меча.
Скинув полотенце на стул, ассассин пересек комнату и распахнул дверь незванному гостю. Лайт не ошибся - это действительно был Кристьян.
- У тебя важная причина или ты просто самоубийца? - неприветливо начал Лайт, холодно глядя темно-синими глазами из-под нахмуренных бровей.
Page 1 of 7
<<[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] >>
( 98 comments — Leave a comment )